.

.

понедельник, 14 июля 2014 г.

Ликбез по казачеству № 6. Конотопская битва.

История о том, почему россияне не любят эту историю


355 лет назад украинцы и русские сошлись на поле масштабной битвы. Это событие произошло 29 июня 1659 года у реки Сосновки под Конотопом. В этой битве  казаки гетмана Ивана Выговского в союзе с крымским ханом Мехмед-Гиреем IV  разгромили войска царя Алексея Михайловича.


В Советском Союзе школьные учебники об этом событии не рассказывали, и знали о нем лишь специалисты.

А в годы  независимой Украины о Конотопской битве вспомнили и президент Виктор Ющенко издал указ о праздновании юбилея в 2009г.

В ответ на это 10 июня 2008 года МИД РФ выразил "недоумение и сожаление" в связи со стремлением Украины отпраздновать 350-летие "кровавой битвы из-за очередного предательства очередного гетмана".  Руководитель пресс-службы МИД Украины Василий Кирилич в ответ заявил, что празднование исторических дат является исключительно внутренним делом Украины.

Чтобы понять, что же произошло 350 лет назад под Конотопом, надо обратиться в Переяславской раде 1654 года.

Самодержавное царство или союзное государство?

Имперская, советская и современная российская история официально трактует это событие как "воссоединение Украины с Россией".

Богдан Хмельницкий

Однако участники Переяславской рады вовсе не собирались становиться провинцией Великороссии. Речь шла о так называемой личной унии - довольно распространенном в ту эпоху явлении, когда две разные страны по той или иной причине имели общего монарха.

Карл Y был одновременно германским императором и испанским королем, польский король Сигизмунд III одно время занимал и шведский трон, Вильгельм Оранский был королем Англии и штатгальтером голландским, но при этом Польша и Швеция, Голландия и Англия едиными государствами не становились.

Переяславский трактат, иногда именуемый Мартовскими статьями, предусматривал практически полный суверенитет Украины.

Царь обязывался не вводить там московских законов и не менять систему управления. Гетман сохранял право внешних сношений. И хотя украинцы обещали платить царю налоги, собирать их должны были местные чиновники.

Особое значение имел вопрос о дальнейшей судьбе огромных латифундий, конфискованных у польских магнатов. Украинские крестьяне хотели жить без помещиков, казацкие старшины - хотели сами стать помещиками, но те и другие желали решать свои проблемы без внешнего вмешательства. Мартовские статьи включали обязательство царя не жаловать земель на Украине без согласия гетмана и старшины.

Основным содержанием Переяславского трактата был военный союз. Москва обязывалась защищать Украину, казаки - участвовать во всех войнах, которые будет вести царь. При этом московские войска на Украине должны были поступать под начало гетмана, а казаки в Великороссии - действовать в качестве отдельного корпуса со своим командованием.

Однако, "не так сталося, як гадалося"...  Очень скоро стало понятно, что царь и бояре понимают согласованный документ по-своему.

Когда Алексей Михайлович подписал Мартовские статьи  и посол Бутурлин сообщил об этом казацким старшинам, те захотели, чтобы посол от имени своего монарха присягнул на верность условиям договора. Именно так всегда поступали польские короли, заключая различные соглашения с запорожцами.

Посол ответил, что самодержавный государь перед подданными не клянется. Хмельницкий не стал настаивать, по мнению многих - зря.


Характерно, что на Земском соборе 1653 года (кстати, последнем в истории), где решался вопрос о "принятии Украины под высокую царскую руку", некоторые ораторы призывали не делать этого на том основании, что "черкасы [украинцы] не стерпят руки великого государя".

Переяславский трактат был недостаточно детально проработан. Например, там не говорилось о том, имеет ли право московское войско стоять на постое в украинских городах. Естественно, это было сразу же сделано.

Московские воеводы в ходе начавшейся войны с Польшей не подчинялись гетману, а сами норовили отдавать приказы казацким полковникам.

Стрельцы и рейтары, как, впрочем, любая армия в ту эпоху, не церемонились с местным населением и его имуществом. Пренебрежительное обозначение великоросса "кацап", по одной из версий, произошло от слова "куроцап".

Очень скоро поступило повеление: с польскими, шведскими, турецкими и крымскими послами, буде таковые прибудут на Украину, переговоров не вести, а "отсылать оных к Москве", что явилось ещё одним нарушением соглашения.

После смерти киевского митрополита Сильвестра Коссова правительство потребовало, чтобы преемник не избирался украинскими архиереями с последующим утверждением патриархом Константинопольским, а был поставлен патриархом Московским, и подчинялся в дальнейшем ему. Из-за этого избрание нового митрополита было отложено, и состоялось только после кончины Хмельницкого.

А главное - царь начал широко жаловать украинские земли и "хлопов" как своим дворянам, так и казацким старшинам. Кое-кто из последних сподобился и боярской шапки.

Богатые имения, среди прочих, получил будущий противник России под Конотопом Иван Выговский.

Старшины поддались соблазну, и последующие полвека наперебой писали друг на друга доносы в Москву, пока их мнение вообще не перестало интересовать кого бы то ни было.

Разочарование гетмана

Советская историография представляла инициатора Переяславской рады едва ли не большим патриотом Великороссии, чем собственной страны. Многолетний партийный босс Украины Владимир Щербицкий любил повторять, что "стоит на позициях Богдана Хмельницкого".

Между тем, по имеющимся данным, гетман, хотя и прожил после рады всего три года, успел не раз пожалеть о сделанном. Стремясь добыть волю Украине, Богдан Хмельницкий постоянно лавировал между могущественными соседями.

По данным украинского историка Мыколы Аркаса, в начале 1657 года гетман заявил своим полковникам: "Нечего нам ждать добра от Москвы, коли она с ляхами соединилась; надо отойти от Московского царя и пристать к шведам и венграм, чтобы свалить Польское королевство". Особенно оскорбило Хмельницкого то, что царское правительство без консультаций с ним в сентябре 1656 года заключило с поляками Виленское перемирие. Он отказался прекратить войну и послал на помощь шведам и их союзнику, семиградскому князю, 12-тысячный корпус.

Что оставалось для Хмельницкого абсолютно неприемлемым до последних дней жизни - это возвращение в состав Речи Посполитой в любой форме и на любых условиях. Посланцы короля Яна-Казимира, клявшиеся, что поляки осознали прежние ошибки и навек закаялись притеснять украинцев, уезжали ни с чем.

Возможно, сказывалась личная обида. В свое время польский пан Чаплицкий, в отсутствие хозяина "наехал" на родовой хутор Хмельницкого Субботов, увез и сделал своей наложницей его молодую жену, все разграбил, а старшего сына Хмельницкого от первого брака, пытавшегося остановить бесчинства, велел высечь. Справедливости в польском суде заслуженный воин не нашел и отправился на Сечь поднимать казаков.

Преемник 

15 августа 1657 года Хмельницкий скончался.

Девятью днями ранее он созвал в Чигирине раду, на которую его вывели под руки, и назвал несколько кандидатов в преемники, в том числе Выговского, но казаки выкрикнули имя младшего сына гетмана, 16-летнего Юрия.

На другой день после похорон состоялась еще одна рада, на сей раз без участия рядовых казаков. Юрий Хмельницкий заявил, что слишком молод для высокого поста. Было решено, что он отправится в Киево-Могилянскую академию "кончать науку", а наказным гетманом на время его отсутствия станет Выговский.

25 сентября на раде в Корсуне Выговского утвердили полноправным гетманом.


Иван Выговский сделал ставку на Польшу.

Он был давним знакомым Хмельницкого. В первой крупной битве между запорожцами и поляками под Желтыми Водами находился в рядах правительственной армии, попал в плен, и, по соглашению между Хмельницким и крымским ханом, должен был быть отдан "в ясырь" татарам. Однако, поговорив с ним, гетман выкупил его за породистую лошадь и сделал своей правой рукой.

С 1648 по 1657 год Выговский занимал второй по значению в казацкой иерархии пост генерального писаря - начальника гетманской канцелярии и одновременно министра иностранных дел.

Вокруг нового гетмана собрался цвет казацкой старшины: герой войны за независимость Иван Богун, известный фразой о том, что "московиты любят своего царя больше, чем Бога", генеральный писарь Иван Груша, генеральный судья Богданович-Зарудный, генеральный обозный (начальник артиллерии) Тимофей Носач и, по подсчетам Аркаса, не менее половины из 20 полковников.

Главным неофициальным советником Выговского стал Юрий Немирич, проживший 10 лет в Голландии, и мечтавший о таком же устройстве для Украины.

У простых людей Выговский популярностью не пользовался. Идеалом для них были запорожцы и основанный на равенстве сечевой уклад, а наибольшее раздражение вызывали попытки кого бы то ни было "заделаться панами".

Новый же гетман не скрывал презрения к запорожской вольнице и мечтал построить "правильное" европейское государство - с сильной властью, наследственной землевладельческой аристократией и регулярной армией.

К "польской партии" тяготела в основном казацкая и городская верхушка, для которой европейская культура и личные права имели большую ценность.

Для простых людей решающее значение имело то, что московский царь - православный. Противники Выговского распускали слухи, что царь, якобы, милостив к бедным и незнатным, а старшина хочет восстановить польские порядки и панщину.

Гадячская рада

Тем не менее, Выговский решил пойти ва-банк. 6 сентября 1658 года он собрал раду в Гадяче, на которой польский посол Беневский зачитал условия договора, кардинально менявшего государственное устройство Речи Посполитой.

Отныне она должна была состоять из трех равноправных субъектов: Короны, Великого Княжества Литовского и Великого Княжества Русского, которому гарантировалась широчайшая автономия. Отменялась церковная уния.

Все высшие должности в Великом Княжестве Русском должны были занимать местные жители. Казацкая старшина и высшее православное духовенство получали право участвовать в выборах короля.

В особом пункте говорилось о создании двух университетов , а средних школ - "сколько захотят, и сколько нужно будет", и что "всякому вольно заводить типографии и печатать какие угодно книги".

На Гадячской раде решения Переяславской рады были денонсированы.

С точки зрения современной демократии, принятие решений за всю страну горсткой людей - акт сомнительный. Но всеобщих выборов и референдумов в ту пору не проводилось. В любом случае, Гадячская рада была не менее легитимна, чем Переяславская.

В мае 1659 года договор ратифицировал польский сейм. Некоторые шляхтичи подняли крик, считая, что казакам уступили слишком много, но королевские чиновники во главе с Беневским убедили их, что иначе будет еще хуже.

Война

Сразу после смерти Хмельницкого царь направил на Украину две армии, одной из которых командовал князь Алексей Трубецкой, а другой - князь Григорий Ромодановский, ставшие в Пирятине и Переяславе (восточнее и севернее Киева).

Сначала Трубецкому были даны инструкции убедить Выговского отстать от поляков на любых условиях. Когда переговоры не увенчались успехом, вспыхнула война.

21 апреля 1659 года войска Трубецкого осадили Конотоп, являвшийся ключевым стратегическим пунктом на главной дороге между Москвой и Киевом.


Хотя под началом у Трубецкого было более 40 тысяч человек, а замок защищали всего 4 тысячи казаков под началом нежинского полковника Гуляницкого, осада безуспешно длилась больше двух месяцев.

27 июня выручать осажденных прибыл Выговский с 25 тысячами казаков и иностранных наемников и 30 тысячами союзных татар.

На рассвете следующего дня Выговский ударил на русский лагерь, побил людей и отогнал лошадей, и тут же начал отступать. Трубецкой отрядил в погоню дворянскую конницу во главе с князем Семеном Пожарским (племянником  Дмитрия Пожарского), а сам остался под Конотопом с малыми силами.

По данным историка Андрея Буровского, подчиненные предупреждали Пожарского, что Выговский нарочно заманивает русских, а впереди - главные силы татар. Пожарский якобы ответил: "Давайте мне ханишку! Всех вырубим и пленим!".

Выговский же дождался, когда противник переправится через речку Сосновку и окажется в топкой пойме. Тут и ударили главные силы казаков и татар.

"Цвет московской конницы сгиб в один день; пленных досталось победителям тысяч пять; несчастных вывели на открытое место и резали, как баранов", - писал Сергей Соловьев.

По казацкой "Летописи Самовидца", потери русской армии составили до 30 тысяч человек. Согласно российским архивным данным, "всего на конотопском на большом бою [...] побито и в полон поймано 4761 человек", в том числе 249 дворян и начальных людей.

Семен Пожарский, погубивший своей самонадеянностью армию, в плену проявил личное мужество: как писал украинский историк Самуил Величко, "выругал хана по московскому обычаю и плюнул ему между глаз", за что был обезглавлен на месте.

Затем Выговский и хан двинулись на Конотоп. Трубецкой сумел организованно отступить только благодаря наличию сильной артиллерии. Можно было ожидать рейда неприятеля к Москве.

"В траурной одежде вышел Алексей Михайлович к народу, и ужас охватил Москву; царствующий град затрепетал за свою собственную безопасность", - писал Соловьев.

Как повествует Буровский, "люди всех чинов поспешили по государеву указу на земляные работы по укреплению Москвы, а в Москву собирались окрестные жители со своими пожитками и семьями".

Выговский преследовал Трубецкого до Путивля на русско-украинской границе, но дальше не пошел, а вернулся в Гадяч, откуда послал польскому королю захваченные русские пушки, знамена и боевые барабаны.

Московское правительство, сделало выводы из конотопского поражения. Дворянское ополчение еще участвовало в подавлении восстания Разина, но в войнах с внешним противником более никогда не использовалось. Ну а  в действующей армии начальников стали назначать не по "породе", а по способностям и заслугам.

По материалам русской службы ВВС

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Вы не согласны? У Вас есть свое мнение? Пишите. Нецензурные комментарии не допускаются.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...