.

.

вторник, 19 августа 2014 г.

Московия угрожает Макаревичу за концерт на востоке Украины

Андрей Макаревич: Путешествие дилетанта. Репортаж с востока Украины.


"Что заставило Вас отправиться в эту поездку?» - все без исключения журналисты начинали с этого вопроса.




Ну, во-первых, меня попросили спеть для беженцев. А беженцы — это всегда горе, где бы они ни находились. Поэтому помогать им надо. Во-вторых, единственный способ составить собственное мнение о происходящем — увидеть это собственными глазами. Особенно применительно к событиям на Украине.



Добраться до места оказалось непросто. Место расположено в Донецкой области, в ста двадцати километрах от Харькова, в окрестностях Святогорского монастыря. Воздушное пространство закрыто, в Харьков самолеты из Москвы не летают, из Киева — через раз. Поэтому лечу до Белгорода, далее на машине через границу до Харькова. Недалеко.

Границу (и нашу, и украинскую) проходим, вопреки ожиданиям, очень быстро и доброжелательно. Через час мы уже в Харькове.

Честно говоря, последний раз я был в Харькове полтора года назад, когда никакой войной еще и не пахло. И очень боялся увидеть знаки этой войны в нем сегодня — она шла совсем неподалеку, в ста километрах. Я не увидел ничего: афиши концертов, рестораны, кафе, по улицам гуляют нарядные девушки — Харьков как Харьков. В гостинице меня передают волонтеру, который теперь отвечает за мою транспортировку. В миру он бизнесмен, занимается сельским хозяйством. Назовем его Дмитрий. Мы пересаживаемся в другую машину, на переднем сиденье — человек с коротким АКМом. Становится немного не по себе. Нет-нет, все в порядке, в местах, куда мы едем, боевые действия закончились три недели назад, но они должны перестраховаться, быть готовы к любой провокации. Война.

Едем по потрясающе красивым местам — поля зрелых подсолнухов до горизонта. Будут убирать? Будут.

Волонтеры — удивительные люди. Одна общая беда собирает людей разных профессий, разного возраста. Они работают сами по себе — государство им не мешает, но и не помогает. И им удается сделать то, что не могут сделать другие. Им не преграда ни минные поля, ни блокпосты. Впрочем, на блокпостах их знают в лицо и пропускают без разговоров. Они выводят беженцев из зоны боевых действий, помогают им с расселением, собирают для них гуманитарную помощь. Из последнего боя на гражданской машине вывезли раненых, пока военные чухались.

Дмитрий жалуется, что украинские средства массовой информации проигрывают российским информационную войну. Наши тоже подвирают, говорит он. Но наши приукрашивают реальность, а ваши занимаются пропагандой, врут от вольного. И оказывается, полуправда не работает, а пропаганда — на все сто.

Интересное наблюдение. Умничка Геббельс.

Спрашиваю Дмитрия, когда, по его мнению, закончится война. При самом благоприятном стечении обстоятельств — к зиме, но это очень маловероятно. Вообще настроен он совсем не оптимистично. Я осторожно спрашиваю: а почему бы в конце концов не отгородиться забором, и пусть они живут своей республикой? Он грустно смотрит на меня и говорит: они не остановятся. Их первое условие: уберите оружие, отойдите. Армия один раз попробовала — они сразу ломанулись вперед.

Волонтеры очень не любят сепаратистов. Пресловутых фашистов они тоже очень не любят, называют ушлепками. Большой любви и веры к новому президенту я также не заметил.

Поди разберись.

Кстати, результаты крымского референдума (по мнению Дмитрия) — вовсе не боязнь этих самых фашистов, которых в Крыму отродясь не было, просто очень их достали донецкие хозяева. Творили что хотели. Ну, положим, я еще года за два до Майдана имел счастье наблюдать действия братвы Януковича в Днепропетровске — отбирали все, что нравится: рестораны, предприятия. Нагло, ничего не боясь.



Мы въезжаем в Славянск. Замечаю, что все вокруг произносят это название с ударением на первый слог — СлАвянск (а по-украински будет вообще Слов’яньск — тоже на первый). А почему у нас по телевизору — СлавЯнск? Так это же мудрый пиар, говорят мне, СлавЯнск, славянский мир, единое пространство…

Действительно, мудро.



Ребята хотят показать мне, как восстановили город за три недели — это и их работа. Действительно, в самом городе все в порядке, только воронки на мостовой, напоминающие открытые люки, еще не заделали. Завалы разгребли, мусор убрали. На центральной площади бьет фонтан, из репродукторов играет музыка, дети катаются на педальных автомобильчиках. Две девушки кидаются ко мне фотографироваться. Одна из них оказывается сотрудником психологической службы. Нет, конечно не так все хорошо. Но люди возвращаются в дома. Здесь — кончилось.



А вот на окраинах картина жутковатая: взорванные дома, завод, мост, обрушившийся в реку. Здесь гибли люди. С обеих сторон. Не придумало еще человечество оружия, которое поражает противника и оставляет нетронутым здание, в котором он укрылся. Смотреть на это очень тяжело, потому что это не кино. Справа от взорванного моста наведен новый, пока понтонный. По нему переезжаем реку и двигаемся в сторону Святогорского монастыря. Дмитрий рассказывает, что на территории Украины сейчас более ста тысяч беженцев с юго-востока: они и в Киеве, и в Харькове, и во Львове, и в Ивано-Франковске, где их, кстати, никто не режет. В окрестностях Святогорска — около двадцати тысяч, в основном по пионерлагерям.

Монастырь — четвертая святыня Украины, с древней и богатой историей. Стена его повторяет изгиб склона горы над рекой, это невероятно красиво. Мне приходит в голову, что религиозные различия всегда помогали политикам ссорить народы — на протяжении всей истории. Единая вера тем не менее что-то не очень помогает их помирить. А если над верой приоритетна политика, то какая же это, к черту, вера?

Мы почти бегом прорываемся через толпу людей — все ждут артистов, со мной приехали украинские звезды, я узнаю Машу Гойю — она пела в программе «Голос». Мне дают гитару, я выхожу на сцену и замираю: зал переполнен детьми. То есть в нем одни дети — где-то от восьми до четырнадцати лет, между ними кое-где видны молодые то ли мамы, то ли воспитательницы. Начинаю лихорадочно вспоминать: а были у меня детские песни? И решаю ничего не менять.



Принимали — что вам сказать? Мне давно так не хлопали.

Эти дети три недели назад сидели в подвалах под бомбежкой. Потом со многими работали психологи. И вот сейчас я видел на их лицах радость. И они снова были обычными детьми.

Не знаю я, как про это написать.

В общем, я сделал то, что был должен. В сентябре буду опять петь для беженцев — уже в Москве.

Из обратной дороги запомнился какой-то особенно унизительный шмон в московском аэропорту — через самую узкую дверцу, через два паспортных контроля.

Что поделаешь — война.

Андрей Макаревич

PS Реакция Московии на это событие не заставила долго ждать. Об этом пишет oleg-leusenko на ресурсе livejournal 

На России устроили гнусную травлю Андрея Макаревича за то, что он выступил с концертом в украинском Славянске, освобожденном от русских террористов.

Так, концерт Андрея Макаревича в Донбассе осудил придворный бандит Иосиф Кобзон, которому запрещен въезд в Латвию из-за его поддержки агрессии РФ в отношении Украины, в США, из-за его связей с мафией, передает "Новый регион".



А кремлевский кинорежиссер Никита Михалков вменил в вину Макаревичу то, что он выступал в 200 км от Краснодона, где погибла мифическая «Молодая гвардия».

 А затем в эфире геббельс-«Вестей» и вовсе сделал заявление, которое можно расценивать как угрозу жизни известному музыканту: «Вы можете себе представить, чтобы Шульженко приехала бы петь в оккупированный немцами Минск? Вот приблизительно, приблизительно так я к этому отношусь. Притом, что очень показательно, символично и, я бы сказал грустно. В 200-х километрах от того места, если я не ошибаюсь, где выступает Андрей Макаревич, был Краснодон, где были «Молодая гвардия», и там Любовь Шевцова в исполнении Инны Макаровой тоже плясала перед немцами, но в это время её товарищи, пока немцы смотрели и слушали, а она плясала, сжигали и взрывали комендатуры. Потом их всех кинули в шахту, они все там погибли.


Мне кажется, что такое зеркальное отражение этой истории сегодня очень показательно для той части нашей интеллигенции, для которой собственное фигурирование важнее, чем интересы и история своего отечества. "Я очень надеюсь,что несмотря на вот эти, так сказать,концерты, господина Макаревича не постигнет судьба краснодонцев, и он в свое время закончит жизнь в своей постели, а не в шахте", цитирует слова кремлевского пид@р@са RUpor.

Заявление Александра Проханова, которое опубликовали «Известия» о концерте Андрея Макаревича, иначе как мерзостью также нельзя назвать:

«Музыкант Андрей Макаревич, руководитель группы «Машина Времени», поехал в Украину и в расположении украинских войск в Славянске, среди дымящихся руин, на которых еще не выветрилась кровь ополченцев - защитников этого славного города, дал концерт. Его музыка вдохновляла украинских артиллеристов, которые сразу же после концерта отправились на позиции и из тяжелых гаубиц долбили дома, школы и госпитали Донецка, разрывая на части донецких девочек. Его музыку слышали томящиеся в подвалах пленные ополченцы, которым битами раздробили руки и ножами выкололи глаза. Под музыку Макаревича истребляли русских в Донбассе. Его концерт в Славянске, в стане карателей, сравним с концертом в дивизии «СС Галичина». Бандеровцы после такого концерта пошли сжигать Хатынь. «Правый сектор», наслушавшись Макаревича, пошел резать горло «кацапам». Кровь русских людей - на пальцах Макаревича. Никакой кислотой не смыть эту кровь».

Такого бреда придётся выслушать россиянам ещё немало. Что поделаешь, болезнь "киселёв головного мозга" не лечится...


По материалам ресурсов  СНОБ , livejournal

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Вы не согласны? У Вас есть свое мнение? Пишите. Нецензурные комментарии не допускаются.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...