.

.

вторник, 15 декабря 2015 г.

«Лифаря хотели ликвидировать и агенты Сталина, и фашистское гестапо»

15 декабря 1986 года - день смерти великого танцовщика и хореографа Сержа Лифаря


«Серж Лифарь из Киева» — такую надпись распорядился сделать на своей могиле прославленный главный балетмейстер французской Национальной оперы.



18 декабря 1986 года гроб с его телом провезли через весь Париж — по личному указанию президента Франции Франсуа Миттерана — и предали земле на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Сергей Михайлович Лифарь — едва ли не единственный из наших соотечественников, кто, так и не приняв иностранного гражданства, был удостоен высших государственных наград Франции — ордена Почетного легиона и ордена Искусств и литературы. На родине же имя гениального танцовщика при его жизни вообще не упоминалось.

Серж Лифарь родился 2 апреля 1905 года, в Киеве. Его отец — Михаил Лифарь, чиновник Департамента водного и лесного хозяйства.Мать ь — Софья Марченко (имела казацкие корни). . У Сержа было два брата: Василий (1904—1982), Леонид (1906—1982), и сестра Евгения (1903—1968).

Серж, Евгения, Василий, Леонид

В семье Лифарей ходили легенды об очень далеких предках — ариях, всадниках.: «От этих неизвестных всадников, говорит наша семейная легенда, — вспоминал Серж, — и ведут свой род Лифари, осевшие в Запорожской Сечи».

«Сергей перевозил на саночках драгоценности графини»

После революции Лифари жили возле Софиевской площади. Этот дом по улице Ирининской, 5 сравнительно недавно снесли. А вот их усадьба по соседству с университетским ботаническим садом (на улице Тарасовской, 1б) каким-то чудом сохранилась. Дом, весной и летом окруженный зеленью, — как оазис посреди пятиэтажек.

Ребенком Сергей Лифарь любовался садом: «Помню очень хорошо цветы в нашем большом саду перед входной террасой: я любил цветы и любил подходить к ним и смотреть, но мне всегда было как-то больно, когда их срезали и делали из них букеты», — писал он. Уже в 1919 году, когда в усадьбах стало крайне опасно жить из-за повсеместных грабежей и разбоев, семья переселилась, как пишет Сергей, «в наш дом на Софиевской площади». Тогда это был дом номер 7 на улице Ирининской. Позже — номер 3-а (нумерация периодически менялась, но числа оставались нечетными).

Сюда, на Ирининскую, в лютый холод по вечерам 15-летний Сергей привозил на санках драгоценности и документы киевской аристократки, в которую он был пылко влюблен. Графиня П. жила в доме на Липках, ее муж скрывался от большевиков в лесах (через это, кстати, прошли и Сергей с отцом Михаилом Яковлевичем и братом Леонидом, — бродили Житомирщиной и Киевщиной, нанимались по дворам рубить или пилить дрова). Со дня на день в богатый особняк могли нагрянуть чекисты. И Сергей решил спасти прекрасную даму. Несколько недель перевозил с Липок ценности и компрометирующие бумаги на своих саночках, маскируя сверху гнилыми поленьями. А затем предложил самой графине перебраться в дом на Ирининской. Предварительно он поговорил со своей мамой, и Софья Васильевна дала согласие. В их доме, как вспоминал позже артист, была пустая, никем не занятая маленькая квартирка в две комнаты. Она находилась в самой глубине двора. Там и поселилась беглянка. И вот что удивительно: «было несколько внезапных обысков-налетов, но ни разу чекисты, перерыв весь дом и перетревожив всех жильцов, не заглядывали к ней, как будто я заколдовал ее…»

— А как звали эту женщину, ради которой юный Сергей Лифарь рисковал жизнью?

 — Ее имя так и осталось тайной. Перед побегом он обещал ей вернуться на вершине славы, но юношеское чувство со временем угасло… Сергей Михайлович признавался, что любил трех женщин. Второй была парижская красавица княжна Наталья Палей (их роман оборвался, поскольку Натали была замужем за известным кутюрье Пьером Лелонгом).

Княжна Наталья Павловна Палей - манекенщица и актриса, внучка российского императора Адександра ІІ
 Третьей — графиня Лиллиан Алефельдт, жена артиста. А первая — это мама, с которой он простился в день отъезда из Киева 3 декабря 1923 года и больше уже не увиделся.

— Он ведь не сразу смог вырваться на Запад?

 — Да, первый побег был неудачным. Лифаря тогда чудом не расстреляли. Но посадили в камеру, где лежали умирающие от тифа. Весь пол был буквально усеян вшами. Сергей решил, что единственное спасение — стоять. И простоял четыре дня и четыре ночи, голодный (ему ничего не давали есть)! В отчаянии думал выпрыгнуть из окна — камера находилась на втором этаже. «Одна мысль остановила меня, — вспоминал он, — а что если я переломаю себе ноги и останусь на всю жизнь калекой? Танцор без ног…»

То, что его призвание — балетное искусство, Сергей Лифарь понял, когда в Киеве впервые зашел в студию Брониславы Нижинской, сестры гениального артиста, и ощутил восторг перед танцем. Это было как озарение: «Я полюбил. Я стал танцором, еще не умея танцевать…» Сергей Дягилев, руководитель знаменитого «Русского балета» в Монте-Карло, для пополнения балетной труппы согласился принять пятерых киевлян — учеников Нижинской. Лифарь попал в эту пятерку. Но как вырваться в Париж? Вскоре после первого побега его вызвали в «органы». Чекисты заявили: «Поезжайте за границу к вашему Дягилеву. Мы окажем вам всемерное содействие». В обмен за это ему предлагали стать сексотом — наблюдать за эмигрантами и сообщать об их настроениях. Лифарь отказался. Его предупредили: «Не вздумайте бежать! Мы будем следить за каждым вашим шагом». И все-таки не уследили! Молодой танцовщик (Сергею в ту пору едва исполнилось 18 лет) осуществил невероятно дерзкий побег. Этого ему не простили…

Родители выдающегося артиста Софья Васильевна и Михаил Яковлевич
«Мои дорогие! Пишу в вагоне по дороге в М. К. (Монте-Карло. — Авт.) из города Тулона. Для меня немного странно, что зимой очень жарко, 25 градусов на солнце. Какие виды моря и гор! Все в зелени и пальмах…» — по-мальчишески восторженно писал Сергей Лифарь в своей первой открытке, отправленной в Киев на улицу Ирининскую. «Маленький, жалкий воробушек» (как он сам о себе говорил) за короткий срок прошел путь от мальчика кордебалета до звезды первой величины.


Родители никогда не видели выступлений сына на сцене и его хореографических постановок. О местах гастролей им рассказывали присланные Сергеем открытки с видами европейских городов. Несколько открыток без текста и подписи — в те годы это своего рода знак: я жив, со мной все в порядке. А одну он прислал в отдельном конверте, текст писал на борту самолета, летевшего из Парижа в Лондон: «Мои дорогие, пишу в воздухе. Чувство первого взлета незабываемо по ощущению. Чувствую себя прекрасно. Вас сердечно целую. Сережа». Ему уже было почти 25 лет, но он не мог сдержать детского восторга от ощущения полета. Во время второго авиапутешествия, как сообщал Сергей родным, «в воздухе застала гроза. Было удивительно красиво». (А ведь деревянный аэроплан легко мог загореться!) Именно тогда, в 1930 году, у Лифаря появилась идея балета «Икар». Самой знаменитой его постановки, где он летал на сцене, словно преодолевая силу земного притяжения.


Но, несмотря на триумфальные выступления, артист и в Париже не был в безопасности.

— Его хотели ликвидировать?

 — Дважды. Сперва — при фашистском режиме. Лифарь был в черном списке парижского гестапо, и к нему подослали тайного агента Соню Ольпинскую. Но случилось непредвиденное: девушка влюбилась в артиста и помогла ему спастись. Позже, в 1943 году, уже из Москвы направили агента Нижерадзе, чтобы по приказу Сталина ликвидировать Лифаря. И вновь удивительная вещь: агент (как оказалось, по происхождению грузинский князь) увидел репетицию балета «Шота Руставели», растрогался до слез и бросился обнимать Лифаря.

А в Киеве дом на улице Ирининской находился под постоянным наблюдением. В 1932 году особый отдел ОГПУ завел дело — агентурную разработку «Артисты». За домом следили несколько агентов, и каждый докладывал о поведении жильцов. Шутка ли — все четверо детей Михаила Яковлевича и Софии Васильевны Лифарей оказались на Западе: дочь Евгения, сыновья Василий, Сергей и Леонид… Этим секретным делом регулярно интересовались сотрудники НКВД, а позже КГБ. Последний запрос был сделан в 1974 году!
Лифарь поставил свыше 200 балетов, многие из которых сохраняются в репертуаре театров мира. Он сыграл значительную роль в возрождении искусства балета во Франции. Воспитал одиннадцать звезд балета. В 1947 году основал в Париже Институт хореографии при Гранд-Опера, с 1955 года вёл курс истории и теории танца в Сорбонне, был ректором Университета танца, профессором Высшей школы музыки и почётным президентом Национального совета танца при ЮНЕСКО. Написал книги  по истории и теории классического танца.

Серж Лифарь дружил со многими художниками, среди которых были Пабло Пикассо, Жан Кокто, Кассандр (Адольф Мурон), Марк Захарович Шагал, оформившие многие его спектакли. В своё время сотрудничество Лифарю предлагал Сальвадор Дали, однако его сюрреалистический проект декораций и костюмов к знаменитому «Икару» (с костылями вместо крыльев) был отклонён.

 Пабло Пикассо и Серж Лифарь

Когда Лифарь ушел из театра, он взялся за кисть. В 65 лет у балетмейстера проявился талант художника, хотя он и раньше на программках, афишах, записках — карандашом, помадой и гримом.

В 1972—1975 годах выставки картин Лифаря пользовались большой популярностью: Канны, Париж, Монте-Карло, Венеция. Хотя сам Серж сдержанно относился к своему увлечению. В последней автобиографической книге «Мемуары Икара» он написал: «Эти графические, почти пластические работы я посвятил своему другу Пабло Пикассо. Он был настолько любезным, что удивился, залюбовался и горячо посоветовал мне продолжать. Только я не художник, а хореограф, рисующий».

Балерина Нина Тихонова, жившая в Лозанне, вспоминала,  как однажды Лифарь за руку подвел ее к пожелтевшей фотографии женщины в украинском костюме и бережно положил перед снимком сорванный возле озера полевой цветок: «Видишь — это мама… Я ее никому не показываю». «Свою тайну он пронес через всю жизнь, с тех пор как почти подростком попрощался с матерью на ступеньках дома в Киеве, — вспоминала балерина. — К ней никто не должен был прикасаться. О ней никто не должен был знать, за исключением Лиллиан, как и о том месте, которое мама занимала в его сердце».

Почему он показал заветный снимок? Быть может, потому, что уже предвидел свой уход в мир иной, где, говорят, можно встретиться со своими родными и близкими.

По материалам ресурса ФАКТЫ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Вы не согласны? У Вас есть свое мнение? Пишите. Нецензурные комментарии не допускаются.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...