.

.

понедельник, 21 марта 2016 г.

Александр Вертинский. Штрихи к портрету.

21 марта 1889 года родился Александр Вертинский - эстрадный артист, киноактёр, композитор и поэт. Он родился во времена невероятных испытаний, прожил в  эммиграции 25 лет, но до конца жизни безумно любил Киев.
  


«Я вырос на берегах Днепра, этой богатой, привольной, цветущей земли, которой нет равной в мире! Я – киевлянин. Вот тут, недалеко, против Золотоворотского садика, в доме № 43 по улице Короленко, бывшей Большой Владимирской, – я родился. Каждый камень этого города – я знаю. Каждый каштан – был при мне еще юношей, а теперь он высокий, кудрявый, раскидистый красавец-мужчина!». 

Круглый сирота

В пять лет Александр Вертинский стал круглым сиротой.

После смерти родителей Александр и его старшая сестра Надежда порознь воспитывались у родственников. Учился Вертинский плохо, был исключён из второго класса Императорской первой Александрийской гимназии. Его попытались перевести в гимназию попроще, но и оттуда исключили за плохую успеваемость. Самыми радостными впечатлениями детства для Александра Вертинского были музыка, которую он слышал на улицах города, а также пение церковного хора во Владимирском соборе.

Первое жалованье — борщ и котлеты

В 1913 году, скопив 25 рублей, Вертинский решил уехать из Киева в Москву, чтобы стать артистом. На бродившего по Мамоновскому переулку юношу обратила внимание Мария Александровна Арцыбушева — хозяйка Театра миниатюр. Согласившись на работу в её театре, Вертинский дебютировал с номером «Танго». Стоя у кулисы, он пел ироничную песенку, комментируя танец балетной пары. Номер имел успех, а первым гонораром артиста были борщ и котлеты.

Проблемы с дикцией 

Приехав в Москву, Александр Вертинский мечтал сыграть роль Барона в пьесе Горького «На дне». Однако этому желанию было не суждено исполниться: артиста не приняли в МХТ из-за проблем с дикцией. В 1913 году Вертинский попытался поступить в Художественный театр, успешно прошёл отборочный тур и даже попал в пятёрку основных претендентов. Последний экзамен у него принимал Константин Станиславский. Экзаменатору не понравилось, что Вертинский плохо выговаривает букву «р». Из-за природной картавости об учёбе пришлось забыть.


Кокаин «Марк»

До Первой мировой войны Александр Вертинский жил богемной жизнью. В это время он первый раз понюхал кокаин и пристрастился к нему. Наркотик был сильнейшим допингом в его творчестве. Немецкий кокаин «Марк» продавался открыто в аптеках, в запечатанных коричневых баночках по одному грамму. Вскоре Вертинский понял, что с его пристрастием пора что-то делать, и в Первую мировую войну он ушёл добровольцем на фронт.

35 тысяч перевязок

Во время Первой мировой войны Александр Вертинский был санитаром на 68-м санитарном поезде Всероссийского союза городов. «В поезде была книга, в которую записывалась каждая перевязка. Я работал только на тяжёлых. Лёгкие делали сёстры. Когда я закончил свою службу на поезде, на моём счету было тридцать пять тысяч перевязок!» — вспоминал Вертинский. В Москву Вертинский вернулся в 1915 году после ранения.


«Печальный Пьеро»

С середины 1915 по конец 1917 артист выступал в гриме печального Пьеро. По словам Вертинского, этот образ появился спонтанно, когда он и другие молодые санитары давали небольшие концерты для раненых во время Первой мировой войны. Грим Пьеро, признавался артист, «был необходим на сцене исключительно из-за сильного чувства неуверенности и растерянности перед переполненным залом». Маска помогала артисту входить в образ. Отказался он от неё к 1917 году, после того как объехал почти все крупные города Российской империи. Маску заменил знаменитый концертный фрак.

Греческий паспорт

После революции 1917 года Александр Вертинский эмигрировал в Константинополь, причём отплыл на том же корабле, что и знаменитый генерал Врангель. В Турции при помощи своего импресарио Вертинский купил греческий паспорт на имя некоего Александра Вертидиса. С этим паспортом Вертинский объездил весь мир, однако никогда не был в Греции.

Четверть века без родины

Более двадцати лет Александр Николаевич Вертинский провёл в эмиграции. Пик его славы пришёлся именно на период жизни за границей. Два года он прожил в Турции, потом были Румыния, Бессарабия, Польша, Берлин, Франция и так далее. В Европе он жил до 1934 года, после уехал в Шанхай, где прожил девять лет, вплоть до возвращения в Россию в 1943 году. Гражданин мира, живший во многих городах, лишь об одном говорил: «Киев — Родина нежная, звучавшая мне во сне».

Киев - родина нежная,
Звучавшая мне во сне,
Юность моя мятежная,
Наконец ты вернулась мне!

Я готов целовать твои улицы,
Прижиматься к твоим площадям.
Я уже постарел, ссутулился,
Потерял уже счет годам.

А твои каштаны дремучие,
Паникадила Весны,
Все цветут, как и прежде, могучие,
Берегут мои детские сны.

Я хожу по родному городу,
Как по кладбищу юных дней.
Каждый камень я помню смолоду,
Каждый куст вырастал при мне.

Здесь тогда торговали мороженым,
А налево была каланча...
Пожалей меня, Господи Боже мой...
Догорает моя свеча!..
Вертинский А. 1956

Ресторанный бизнес

В октябре 1935 Александр Вертинский уехал в Китай и оставался там до своего возвращения в Советский Союз. Именно в Китае Вертинский впервые в своей эмигрантской жизни узнал нужду. Его богемная жизнь закончилась. Однажды знаменитого артиста пригласили в советское посольство и предложили вернутся на Родину, что стало полной неожиданностью. Обрадовавшись, он попытался как можно скорее разделаться с долгами, чтобы уехать в Советский Союз. Для этого Александр Вертинский решился вступить в рискованное предприятие: он стал совладельцем кабаре «Гардения», которое потерпело финансовый крах уже через месяц. Возврат долгов и начавшаяся Вторая мировая война отстрочили возвращение на Родину.

Разрешение было получено только в 1943 году, когда Вертинский предпринял последнюю попытку и написал письмо на имя Вячеслава Молотова. В конце 1943 семья Вертинских с четырёхмесячной дочерью Марианной поселилась в Москве на улице Горького.


Душевное одиночество и цензура

Вернувшись после заграничных скитаний домой, Вертинский редко выступал в Москве и Ленинграде, на радио Вертинского не приглашали, пластинок почти не издавали, не было рецензий в газетах. Александр Вертинский выступал в основном в провинции, в небольших отдалённых городах. Из 100 с лишним песен из репертуара Вертинского к исполнению в СССР было допущено не более 30, более того, на каждом концерте присутствовал цензор, который следил, чтобы артист не выходил за поставленные рамки.

Вертинский был дважды женат. Первая жена — Раиса (Рахиль) Потоцкая. Вторая жена артиста — Лидия Циргвава — была младше его на 34 года. Она сыграла роли в фильмах «Садко», «Дон Кихот», «Новые похождения Кота в сапогах», «Королевство кривых зеркал» и написала книгу «Синяя птица любви». Дети Вертинского от второго брака — Анастасия и Марианна — стали знаменитыми актрисами кино и театра. Анастасия дебютировала в картинах «Алые паруса» и «Человек-амфибия». Марианна — в киноленте «Високосный год» и «Принцесса Турандот».

За год до смерти Вертинский писал заместителю министра культуры: «Где-то там: наверху всё ещё делают вид, что я не вернулся, что меня нет в стране. Обо мне не пишут и не говорят ни слова. Газетчики и журналисты говорят: «Нет сигнала». Вероятно, его и не будет. А между тем я есть! Меня любит народ (Простите мне эту смелость). Я уже по 4-му и 5-му разу объехал нашу страну, я заканчиваю третью тысячу концертов!..»


После войны Вертинский продолжил сниматься в кино. Режиссёры в основном эксплуатировали его характерную внешность и манеры: и то и другое он продемонстрировал в роли князя в фильме 1954 года «Анна на шее». За роль кардинала Бирнча в фильме «Заговор обречённых» он получил свою единственную государственную награду: Сталинскую премию. Была отмечена также его работа в фильме «Великий воин Албании Скандербег», где он сыграл роль дожа Венеции.

Несмотря на это, артист в последние годы жизни пребывал в глубоком духовном кризисе. В 1956 году он писал жене: «Я перебрал сегодня в уме всех своих знакомых и «друзей» и понял, что никаких друзей у меня здесь нет! Каждый ходит со своей авоськой и хватает в неё всё, что ему нужно, плюя на остальных. И вся психология у него «авосечная», а ты — хоть сдохни — ему наплевать!... Ты посмотри эту историю со Сталиным. Всё фальшиво, подло, неверно… На съезде Хрущев сказал: «Почтим вставанием память 17 миллионов человек, замученных в лагерях». Ничего себе?! Кто, когда и чем заплатит за «ошибки» всей этой сволочи?! И доколе будут измываться над нашей Родиной? Доколе?...»



Непрерывный гастрольный график, постоянная необходимость выживать, молчаливое неприятие властей способствовали ухудшению здоровья артиста. «Когда-нибудь я напишу книгу «Мой путь к инфаркту», — с горькой иронией признавался в те годы Вертинский, и писал письма жене из «гастрольных ссылок»: «Лиличка дорогая! …Нет слов, чтобы описать тебе весь ужас этой поездки! Мороз 57 градусов! Публика сидит в тулупах и валенках, а я во фраке. А самое ужасное — это «У на У» (уборная на улице)... Трудно выколачивать эту сумму денег, которую я себе наметил для нашей дачи, где мои дорогие обожаемые девочки будут жить, загорать и расти...» (Чарджоу, Чита). «…Все думал о доме, о тебе и детях — и о том, что никакой жизни у меня нет. Все праздники я где-то сижу в дырах... Как разворачиваются архитектурно-строительные планы на ст. Отдых? Как твои дела на даче? Что слышно с кирпичом?.. Очень тяжело жить в нашей стране. И если бы меня не держала мысль о тебе и детях, я давно бы уже или отравился, или застрелился... Я называю эти концерты «самосожжением». Мне кажется, что я пою на эшафоте...» (Баку, Кисловодск, Ленинград, Иркутск, Таганрог).

По материалам ресурса Аргументы и факты


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Вы не согласны? У Вас есть свое мнение? Пишите. Нецензурные комментарии не допускаются.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...